Интервью Общество Сафоновский район

Если совсем недавно на площадке будущего льнозавода в индустриальном парке «Сафоново» густо росли деревья и кустарники, то сейчас уже отчётливо видны результаты большой работы. С начала года территория была расчищена и подготовлена к строительству. На ней возвышаются две шохи – склады для хранения, которые начнут свою работу в сентябре вместе с лабораторией и весовой. 

Быстрые темпы реализации проекта «Русский Лён» отметил и губернатор Смоленской области Алексей Островский, посетивший площадку в конце августа. По замыслу инвесторов, новый производственный комплекс стоимостью порядка двух млрд рублей (включая сельскохозяйственные работы) будет перерабатывать 10 тысяч тонн тресты. Строительство разделено на два этапа: на первом этапе будет построен льнозавод, на втором – при условии государственной поддержки – фабрика пряжи. При выходе на полную мощность производство станет крупнейшим по переработке льна в России, а реальный социальный эффект выразится в создании более
220 новых рабочих мест.

 

Перспективы обнадеживающие, но нельзя не обратить внимание на непростую ситуацию в льноводческой отрасли. Как инвесторы планируют справляться с трудностями и решать текущие задачи, нам рассказал исполнительный директор ООО «Русский Лён» Андрей Петрович Карачёв.

— Андрей Петрович, почему, по вашему мнению, льнозаводы Смоленщины в свое время прекратили работу?

— Льнокомбинаты в Смоленской области, как и везде в России, прекратили работать в 90-е. Основной причиной этого стало резкое снижение спроса. Льноволокно перестало быть нужным потребителю, закрылись заводы, сельхозпроизводители вовремя не сумели начать работу с иностранными покупателями. Связи с зарубежными странами ещё не были налажены, поскольку до этого весь спрос был сконцентрирован
внутри страны. Не стоит забывать, что качество конечной продукции напрямую зависит от слаженности работы цепочки «поле – производитель – потребитель». В случае её разрыва происходит сбой работы всего комплекса. 

Когда российские производители начали экспортировать, стало понятно, что качество волокна ниже, чем в Европе. Чтобы повысить его, требуется современная сельхозтехника, которая к тому времени у нас уже не производилась. Посеять лён в России еще могли – для этого подходит универсальная техника, а вот грамотно убрать урожай – уже нет.    

Таким образом, выращивать некачественный лён оказалось не выгодно, поскольку себестоимость превышала стоимость реализации. А для получения качественной тресты требовались существенные капитальные средства, в том числе на приобретение современного парка техники, которых у сельхозпредприятий не было. 

— Судя по всему, компания планирует выпускать большой объем продукции. Откуда будет поступать льно-треста, чтобы обеспечить производство, если, например, в Сафоновском районе аграрии отказались от этого вида растениеводства?        

— В этом году мы собрали урожай с нашей экспериментальной площадки – 68 га, остальное будем покупать у фермерских хозяйств, с которыми заключены договоры контрактации. На сегодняшний день у нас есть партнёры в Вяземском, Угранском, Холм-Жирковском районах, ведутся переговоры с хозяйствами из Ельнинского и Глинковского районов. Также интерес проявляют представители других регионов, например, Псковской области. В следующем году мы своими силами планируем увеличить посевную площадь, но сотрудничество с фермерами и другими сельхозтоваропроизводителями продолжим.

— Как можно вернуть сафоновских льноводов к производству тресты?

— К сожалению, в Сафоновском районе пока нет хозяйств, которые выращивают лён, но мы заинтересованы, чтобы они появились. Для этого планируем развивать нашу комплексную программу поддержки, но и аграриям, которые захотят работать с нами, придётся потрудиться. Система кооперации включает производственный контроль на всех этапах. Руководителям сельхозпредприятий важно понимать, что ответственность за результат и гарантия качества с их стороны одновременно являются и гарантией сбыта производимой продукции, а значит получения реального заработка.

— Расскажите подробнее, что именно предложит фермерам «Русский Лён» с точки зрения кооперации и инфраструктуры?

— Все требования, которые мы предъявляем к сырью, являются стандартными и зафиксированы в соответствующих документах. Так, номер тресты должен быть не ниже первого, а упаковка должна соответствовать требованиям, прописанным в ГОСТе-24383-89. На территории будущего завода «Русский Лён» в ближайшее время начнёт работу лаборатория, в которой все эти показатели будут проверяться. Такие требования связаны с тем, что нашу работу в свою очередь контролируют конечные покупатели волокна: они следят за процессом, выезжают в поле, ведь любое нарушение на этапе выращивания или сбора непосредственным образом сказывается на качестве полотна.

— Какие меры поддержки «Русский Лён» предложит фермерам с точки зрения бизнес-модели?

— Программа поддержки «Русского Льна» включает услуги и сервис, способствующие решению различных задач: помощь в планировании и развитии бизнеса, поставка качественных семян, внедрение в хозяйства лучших мировых практик, гарантированный сбыт продукции и другое.

Мы постоянно развиваемся, ведём сотрудничество с Всероссийским научно-исследовательским институтом льна в Торжке, в нашем штате есть опытные агрономы, работающие с применением современных подходов. Всё это позволяет «Русскому Льну», опираясь на традиции льноводства, активно осваивать новые технологии и методы в работе с этой культурой.   

— Современное льнопроизводство предполагает использование высокотехнологичного оборудования. Смогут ли производители обеспечить технологичную форму упаковки и перевозку тресты?

— Мы не придумываем новые формы упаковки или перевозки тресты, тут все требования являются стандартными для отрасли. Так, треста перевозится в обычных фурах по восемь или 16 тонн (с прицепом), а для упаковки сырья традиционно используются пресс-подборщики. Они сворачивают тресту в рулоны. Только использование специализированных пресс-подборщиков позволит сохранить качество тресты и существенно сократить время на её переработку.  

— В российском АПК есть примеры кооперации больших компаний (холдингов) с фермерскими хозяйствами. Как вы можете оценить такой опыт?

— Модель, которая предполагает кооперацию с фермерскими хозяйствами, относительно новая для России. Тем не менее, она успешно реализуется в ряде крупных компаний, среди которых – животноводческие и растениеводческие комплексы, крупные пивоваренные заводы. Мы проанализировали их опыт и взяли его за основу при разработке собственной модели взаимодействия. Безусловно, есть трудности, но холдинг
«ПРОМАГРО», в состав которого входит «Русский Лён», работает в сельском хозяйстве более 15 лет. Мы имеем большой опыт создания и развития инфраструктуры АПК с одной стороны, с другой – достаточно хорошо изучили особенности Смоленской области. Программа кооперации позволит фермерам расширить границы бизнеса, освоить новые технологии и получить реальную прибыль. Для нас же это возможность обеспечить объем тресты, достаточный для полноценной работы нашего производства, и, в случае необходимости, увеличить посевные площади льна.

— Губернатор Смоленской области остался доволен темпами и перспективами реализации инвестпроекта на Сафоновской земле?

— Да, конечно, (улыбается). Со своей стороны мы чувствуем интерес руководства Смоленской области, в частности губернатора Алексея Владимировича Островского, к проекту «Русский Лён». В конце августа он лично побывал на площадке, ознакомился с проделанной работой, сказал нам добрые напутственные слова. Для нас важно, что руководство региона принимает участие в развитии проекта.


сафонов №37 от 13.09.2018