Вяземский район Общество

Говорят, что истинный талант даётся человеку свыше. Посещение персональной выставки инокини Агнии, открывшейся в литературном салоне, вызывало у многих её посетителей мысли именно о таком неземном даре: глядя на вышитые золотыми и серебряными нитями образы святых, было трудно поверить, что все они выполнены руками человека…

Имя члена Международной федерации художников, Союза художников России инокини Агнии (Сцепко) известно далеко за пределами Вязьмы и Смоленской области. Будучи 12-летней девочкой, она ушла в монастырь, где за годы служения в совершенстве освоила техники лицевого и золотного шитья. Глава Русской Православной Церкви дал личное благословение инокине Агнии на возрождение искусства лицевого шитья в нашей стране, чтобы однажды оно вышло за пределы монастырей и храмов и стало ещё одним достоянием России.

Посетить открытие выставки, чтобы выразить своё уважение к трудам матушки Агнии, смог епископ Вяземский и Гагаринский Сергий. Выступая перед гостями выставки, владыка сравнил вышитые образы мастерицы с прекрасными цветами, распустившимися в нашем городе в середине осени, а талант матушки Агнии назвал данным от Бога. Отец Александр (Клименков) назвал работы, представленные на выставке, бриллиантом среди произведений вяземских художников.

Знакомя гостей выставки со своими работами, матушка Агния рассказала о том, как путь веры привёл её к искусству шитья.

– Сколько вам было лет, когда вы выполнили свою первую работу?

– Мне было 12 лет. Я уже была служительницей монастыря, а в монастыре ничего не происходит случайно, как и ничего не делается специально для того, чтобы раскрыть свой талант. Ко мне пришла инокиня, которая занималась вышивкой, и принесла в пяльцах неоконченный образ Калужской Божьей Матери. Для завершения образа оставалось лишь вышить одежду. Инокиня дала мне катушку ниток, иголку и показала несколько стежков. Так я начала вышивать сама.

– Сложно ли вам было находить материалы для рукоделия?

– Совсем не сложно. Материалов на самом деле сегодня продаётся великое множество. Если бы те мастерицы, которые вышивали семь веков назад, имели такой выбор, из-под их рук выходили бы непревзойдённые шедевры.

– Как много времени вы посвящаете творчеству?

– Лицевое шитьё отличается тем, что его нужно выполнять, не отрываясь. Работа эта не быстрая, на изготовление каждого образа может уйти от недели до нескольких месяцев. Пяльцы – это не доска, которая всегда остаётся в одном положении, это ткань, а ткань имеет свойство менять своё натяжение, что приводит к искажению рисунка. Как и в иконописи, в лицевом шитье важна чистота линий – в этом кроется богословский смысл: чистые линии позволяют видеть одухотворённый образ.

– Насколько много учёбы и труда вам понадобилось, чтобы освоить технику лицевого шитья?

– Не могу сказать, что я освоила эту технику в полной мере. Помимо службы в монастыре, я продолжаю учиться и работать в университете в Санкт-Петербурге, где сейчас прохожу курс на отделении иконописи. Я стараюсь работать везде, где бы ни находилась, и обучение искусству иконописи стало для меня ещё одной ступенью на пути повышения своего мастерства.

– Заключаете ли вы какой-то скрытый смысл в свои работы? Хотите ли что-то сказать миру через эти образы?

– Любой художник своими произведениями стремится передать личное мироощущение. Я бы хотела своими работами сказать, чтобы люди не забывали, как много прекрасного в этом мире, что он наполнен не только скорбью и житейскими неприятностями. Я бы хотела, чтобы люди научились видеть даже в самом маленьком образе красоту.

С благословения Святейшего Патриарха матушка Агния надеется возродить древнее искусство лицевого шитья в нашей стране и однажды открыть школу, в стенах которой смогут обучаться будущие мастерицы. И истоки этого возрождения могут находиться именно в Вязьме, где инокиня Агния провела немало лет в трудах и молитвах.

Вязьма№43 от 27.10.2016. Фото автора.