Общество События Ярцевский район

19 марта в Военно-Морском флоте России отмечают День моряка-подводника – праздник настоящих мужчин. Ведь от представителей этой профессии требуется особое мужество, смелость и отвага. Здесь нет случайных людей, тот, кто решил посвятить себя нелегкой службе, навсегда готов связать свою судьбу с морем и опасностью

В Ярцеве нет ни моря, ни океана, но в городе живет человек, который почти половину своей жизни посвятил защите подводных границ страны. Зовут его Владислав Олегович Соколюк.

Море меня зовёт

Многие советские мальчишки грезили небом и морем и мечтали стать офицерами. Владислав Соколюк был одним из них. Как-то семья собралась за одним столом. Стали беседовать, обсуждать различные темы и строить планы на будущее. Владислав сосредоточенно молчал и слушал старших. Неожиданно юноша выпалил: «Я хочу в море и пойду учиться на моряка».

— Видно, фильмы про войну и  о морских приключениях напитали меня патриотизмом и романтикой, и я где-то в 14-летнем возрасте решил стать военным моряком, — вспоминает события давно минувших лет капитан третьего ранга в отставке Владислав Соколюк.

И вот школа позади, путь к морской мечте открыт. В 1982 году Владислав поступает в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище.

— Мне хотелось управлять кораблем. Поэтому я выбрал профессию штурмана. Но в училище сказали, что готовят механиков. Отступать и возвращаться домой желания не было. Пусть буду механиком, решил я и успешно сдал вступительные экзамены, — говорит о выборе профессии ветеран-подводник.

Пять лет учебы пролетели быстро. В 1987 году лейтенант Соколюк получил свое первое назначение. Ему предписывалось прибыть в воинскую часть, местом дислокации которой был поселок Полярный Мурманской области, где находился пункт базирования Северного флота. Вместе с Владиславом Олеговичем в Полярный прибыло еще пять его однокашников.

— Моих коллег отправили служить на надводные корабли: кого-то на крейсер, кого-то на эсминец или корвет. Меня же ждала дизельная подводная лодка Б401, — рассказывает Владислав Соколюк.

Молодого офицера назначили на должность командира моторной группы. В подчинении новоиспеченного лейтенанта оказались два мичмана, старшина и  около десяти матросов.

— В училище нас готовили по большей части для надводных кораблей. Для подводных лодок был только теоретический курс, а вот практика отсутствовала. Подготовка, касающаяся подводного плавания, была очень слабой, — говорит о начале службы капитан третьего ранга Владислав Соколюк. – С теорией у меня было все нормально, а вот опыт по содержанию и эксплуатации материальной части мне помогли приобрести мои боевые товарищи.

В декабре 1987 года подводная лодка Б40, погрузившись в пучину Баренцева моря, вышла в автономное плавание. Перед экипажем была поставлена задача патрулировать участок Норвежского моря и быть в полной готовности на случай нападения вероятного противника. Это была первая «автономка» в послужном списке лейтенанта Соколюка. За сорок дней, проведенных на глубине, Вячеслав Олегович понял, что служба моряка-подводника не мед и даже не сахар.

— Психологически тяжело месяцами находиться в замкнутом пространстве, — вспоминает о трудностях ветеран-подводник. – Представьте себе, что вас закрыли в карцере без окон, с искусственным освещением, низкими потолками и воздухом, который перерабатывается из выдыхаемого вами углекислого газа. А кроме этого, жизнь превращается в день сурка: вахта – завтрак – вахта – обед – учения – ужин – сон – вахта. И так каждый день. Это на надводном корабле можно выйти на палубу, вдохнуть свежего морского воздуха, успокоиться. На дизельной подводной лодке, при длительном нахождении под водой, больше страдаешь от нехватки кислорода. Но это, как говорится, трудности профессии. Конечно, они накладывают отпечаток на здоровье, но служба есть  служба.

Подводная лодка в приволжских степях

О том, что подводные лодки предназначены для плавания в морских и океанских глубинах, известно всем от мала до велика. Но если человеку сказать, что субмарина шла по реке, то это будет из разряда старого анекдота «Подводная лодка в степях Украины». Однако в жизни Владислава Соколюка был именно такой эпизод.

— На втором или третьем году службы меня перевели в другой экипаж. Как раз в это время команда собиралась ехать в город Горький (сейчас Нижний Новгород) на завод «Красное Сормово», где строили подводные лодки. До ближайшего моря – тысячи километров, — рассказывает Владислав Олегович. — Как же мы будем добираться до большой воды, гадал экипаж, а командиры молчали. Оказывается, это возможно. Нашу лодку погрузили в плавучий док, накрыли ее брезентом от досужих взглядов сторонних наблюдателей, подцепили к буксиру и отправили по Волге вниз по течению. Мы находились, словно на коне, и наша укрытая брезентом «сигара» гордо возвышалась над лесами и степями. Минуя Волго-Донской канал и реку Дон, мы попали в Азовское море, а затем дошли до Севастополя, где начались на новой лодке ходовые испытания и отделочные работы. Таким же способом по речным водным артериям нашу лодку транспортировали и обратно. Но на этот раз «дорога» пролегала на север, на базу приписки, в наш родной Полярный.

На Северном флоте ждали новую субмарину, и, как только она вернулась с речного похода, сразу же поступила команда заступить на боевое дежурство. Для Вячеслава Соколюка и его экипажа снова началась жизнь на глубине. Походы к норвежским берегам чередовались с отдыхом на суше. Так продолжалось более двадцати лет. Окончательно на берег капитан третьего ранга сошел в ноябре 2012 года, имея за плечами около 36 лет общей выслуги с учетом подводного стажа.

Вся жизнь — борьба

В возрасте около пятидесяти лет бывший подводник неожиданно заболел. Врачи поставили диагноз «рассеянный склероз». Владислав Олегович стал терять координацию: сначала перестали слушаться ноги, затем такая же проблема возникла с руками.

Но подводник не теряет надежды и продолжает бороться с болезнью. В этом непростом деле ему помогают супруга Инна Юльевна и работники социальной службы.

— У меня вся жизнь – борьба. Раньше приходилось бороться за живучесть лодки, теперь за собственную выживаемость, — сказал на прощание ветеран-подводник.

Вот такая нелегкая судьба выпала на долю капитана 3-го ранга, подводника Владислава Соколюка.



Вам также может понравиться