Ельнинский район Интервью Сельское хозяйство

ТОО «Кузнецовское», пожалуй, единственное хозяйство в районе, которое, несмотря на все трудности, сохранило производство, старается его расширять, привлекать молодёжь и строит планы на будущее. И в этом немалая заслуга его директора, Василия Алексеевича Ходина, который уже три с половиной десятка лет возглавляет это сельхозпредприятие. Мы попросили Василия Алексеевича рассказать о себе, о том, что и кто помогает ему в нелёгкой крестьянской работе.

Василий Алексеевич, ровно 35 лет назад Вы встали у руля совхоза «Кузнецовский». Большинство хозяйств той поры канули в Лету. А «Кузнецовский» выжил. Как Вам это удалось?

 – Да, были времена, когда мы в год надаивали по 1000 т молока, получали 200 т мяса, 1500 т зерна. Теперь не тот размах, но то не наша вина, а беда. Но мы продолжаем свою хозяйственную деятельность. Пусть в коллективе осталось 20 человек, но ежегодно нами производится продукции животноводства на 16-17 миллионов рублей. Сена заготавливаем столько, что ещё хватает и нам, и на продажу остаётся фермерам и другим. И зарабатывают наши люди неплохо. К примеру, доярки получают летом 30-40 тысяч рублей, а в среднем по хозяйству – 20 тыс. руб., и это не предел.

Конечно, трудностей хватает, но мы держим нос по ветру, всё просчитываем и ищем новые рынки сбыта продукции.

Сколько крепких хозяйств района и области сгинуло в бездну во времена бездумных реформ. Нас, крестьян, откровенно обманывали власть предержащие. Я всегда говорил и говорю – бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

 – В 28 лет возглавить отдалённое крупное и одновременно отстающее хозяйство – это смелое решение. Что Вас подвигло к этому? Как Ходин стал Ходиным?

 – Земля моя – судьба моя. Я родился 24 февраля в крестьянской семье, в деревне Кондраты. Рос как и все крестьянские дети. Уже с 13 лет самостоятельно работал в колхозе «Рассвет» в летние дни на сенокосе, подвязке льна.

Окончил Лопатинскую восьмилетку в 1972 году. С детства увлекался техникой. Но всё же, вопреки всему, закончил наш сельхозтехникум с красным дипломом. Стал экономистом. Получил права механизатора. В то время Ельнинский сельхозтехникум давал высочайшие знания. И я горжусь тем, что был его студентом во времена работы в нём ветеранов войны Карпова А.Г., Панова В.Р.

После армии, где я понял цену жизни, мужской дружбы, в 1977 году поступил в Тимирязевку. Шесть лет учёбы в сельхозакадемии дали мне многое. Я стал экономистом-организатором сельхозпроизводства. Кроме того, получил большой опыт участия в общественной жизни академии. Был секретарём комсомольской организации ТСХА, старостой потока, членом парткома академии.

В летнее время участвовал в студенческих строительных отрядах, помогал строить атомную станцию в Десногорске, в совхозе «Бобровичский» работал механизатором, где у меня был свой восстановленный из металлолома трактор ЮМЗ, на котором я добросовестно трудился пять летних сезонов. Моя крестьянская душа жаждала трудовых свершений.

Работа с кадрами велась раньше на должном уровне. Моя ударная работа на полях совхоза «Бобровичский» в летний трудовой семестр была замечена первым секретарём райкома КПСС Георгием Михайловичем Варяницей, человеком легендарным и истинным коммунистом. И мне, молодому специалисту, после окончания сельхозакадемии, в 26 лет была предложена им должность секретаря парткома совхоза «Бобровичский», до меня её занимал ветеран труда М.М.Бодров. Шло омоложение кадров. Я не сразу согласился возглавить парторганизацию, которая в ту пору насчитывала 50 человек, большая часть которых были ветераны войны и труда, в общем, уважаемые люди. И вот, вместе с директором совхоза Анатолием Николаевичем Васькиным мы дружно взялись за работу. И результат – налицо. Хозяйство производило 1 тысячу тонн молока, 100 тонн мяса, много льна и зерна. Постоянно трудились в нём 40 механизаторов и 20 шоферов. Большая часть коллектива – молодёжь. Велось большое строительство. Приятно было сознавать значимость своего труда.

Через два года, с лёгкой руки другого первого секретаря, В.П.Мищенкова, меня стали «сватать» на должность директора совхоза «Кузнецовский». Приглашали на собеседование меня к первому секретарю обкома КПСС Ивану Ефимовичу Клименко.

И с 24 февраля 1985 года, в 28 лет, я стал руководителем «Кузнецовского».

Годы моего раннего директорства пришлись на горбачёвскую перестройку. Проблем хватало. Напрягали нас постоянно всякими проверками. Но моя энергия, сплочённость коллектива вдохнули новую жизнь в «Кузнецовский». Были построены дороги, посёлок, клуб, магазины, спортзал, фермы, КЗС, склады. Хозяйство быстро заняло лидирующие позиции в районе и области.

За свою 35-летнюю деятельность на посту руководителя меня многократно поощряли Грамотами, Дипломами Министрества сельского хозяйства, областной администрации, областной Думы. За разработку и внедрение в производство ветеринарных препаратов от подкожного овода, по ходатайству участника освобождения г.Ельни в 1943 году от фашистов А.А.Непоклонова, я стал лауреатом ВВЦ в 2001 году и награждён золотой медалью.

Много лет являюсь депутатом районного и городского Советов депутатов.

Национальным комитетом по присуждению общественных наград (г.Москва) награждён орденом Петра Великого II степени.

 – Не могу не спросить об окаянных 90-х. Как удалось выжить брошенному на произвол судьбы государством хозяйству?

 – Бандитский беспредел мне довелось пережить на своей шкуре, как говорится. Чтобы платить людям зарплату реальными деньгами, мне пришлось возить сыр на продажу в Москву, имея там шестьдесят торговых точек. А обратно ночью везли в машине миллионы рублей. Не раз приходилось рисковать жизнью.

Меняли сыр, масло мы на УАЗы, а их – на электроэнергию. Скот перерабатывали на колбасу, а её уже возили по всей России на реализацию. Чем только не доводилось торговать.

Желающих оторвать кусок пожирнее от нашего нежирного пирога было немало. «Наезжали» и на меня братки всех мастей. Но им не удалось сломить мою волю.

 – Вы относитесь к категории людей, которые сделали себя сами. И всё же, кто те люди из Вашего ближнего круга, кто оказал на Вас заметное влияние, привил лучшие человеческие качества?

– В целом жизнь удалась, так мне кажется. У меня две взрослых дочери и четыре внука. Видимо, так прописано на роду, однако чем становлюсь старше, тем больше убеждаюсь, что и в моей жизни, и в жизни моего брата Виктора и сестры Галины огромную роль сыграли родители. Отец – Алексей Дмитриевич, шофёр, трудяга, и мать – Татьяна Ивановна, бригадир.

Ну и не могу добрым словом не помянуть нашего деда Дмитрия Михайловича Ходина, человека-легенду, участника трёх войн, крестьянина от Бога. Он передал нам все свои душевные свойства. Сколько раз он спасал нас, тонущих в реке, оберегал от мин и снарядов, что подстерегали на местах боёв, учил косить, пахать, строить, даже рыбу ловить. Воспитал из нас правильных людей. Кто, как ни дед, мог в свои 70 лет пешком за 20 км  идти к поезду, чтобы везти внуков в Москву, показать Мавзолей Ленина, столицу. Огромнейшая роль и бабушки Татьяны Семёновны в нашем православном воспитании. Человеческое понятие Бога, веры в лучшие качества – это её заслуга. Земной поклон вам от нас, наши любимейшие предки. Пока живы мы, наши дети и внуки, вы в наших сердцах, вечная вам Память.

– 23 февраля мы отметили День защитника Отечества. Что дала Вам служба в Советской Армии и через что пришлось пройти, чтобы стать настоящим солдатом?

– В моё время в армии служить было почётно. А служил я в Забайкальском военном округе (как у военных за глаза его называли «забытый богом военный округ»), в дружественной нам Монголии, в г.Чойбалсан. Мороз зимой под 50, летом такая же жара. Резко континентальный климат. Пустыня Гоби. Граница с Китаем. Это был период обострения отношений с Китаем. Когда вооружённые провокации со стороны хунвейбинов (агрессивная китайская радикальная молодёжь) на границе Монголии и Китая были обычным делом. Здесь стояла 2-я гвардейская Тацинская танковая дивизия. Я же служил в 268-м Ельнинском гвардейском танковом полку, который освобождал в 1943 г. Ельню. В этом полку воевала в годы Великой Отечественной войны Герой Советского Союза, единственная женщина механик-водитель танка, Мария Октябрьская, которая похоронена у Крепостной стены в Смоленске, на аллее Героев. К слову, танк Т-34, что установлен на въезде в Ельню со стороны дер.Шарапово, в годы войны находился в составе этого полка. Военная мощь СССР не дала разгореться вооружённому конфликту. Но нам, крестьянским парням, призванным в армию, приходилось участвовать в боевых столкновениях, и не все из них вернулись домой. Горько было терять друзей-однополчан. И я на себе испытал, что такое вооружённый конфликт, и в какой-то мере почувствовал, что пережил дед мой Дмитрий, участник трёх войн.

Когда подошёл срок увольнения со службы, мне предлагали остаться в армии, так как я, будучи старшим сержантом, находился на офицерской должности по линии КГБ, с присвоением звания младшего лейтенанта. Но меня тянуло к земле-матушке, видимо, такова моя судьба. Но, понюхав пороху, я закалил характер на всю оставшуюся жизнь.

– Мы все и всегда думаем о завтрашнем дне. Какова, на Ваш взгляд, судьба крестьянства в Нечерноземье? Когда государство наконец станет его надёжным партнёром?

– В годы правления Брежнева была принята специальная государственная продовольственная программа по развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны России. И она приносила огромную пользу. Вот такая же национальная программа требуется и сейчас. Не только на юге страны можно получать высокий урожай зерновых. Наша земля, при должном уходе, способна радовать нас хлебушком. В своё время мы возили пшеницу, выращенную в нашем совхозе, на мелькомбинат, наличие в ней клейковины было достаточно для производства хлеба. А разве лён, картофель, которые издавна успешно выращивали на Смоленщине, уже никому не нужны? О животноводстве и говорить нечего. Мы успешно занимаемся им и сегодня, хотя есть масса проблем как объективного, так субъективного плана.

Искренне благодарен труженикам нашего хозяйства, специалистам, ветеранам за многолетний добросовестный труд, деловой характер, инициативу, творческий подход к делу, поддержку в моих начинаниях.

И мы не должны забывать, что деревня, своей близостью к природе, в отличие от не в меру разросшихся городов, является хранительницей нравственных основ нации. В конечном итоге, не асфальт, а земля – наша общая судьба.


№9 от 28.02.2020


Вам также может понравиться