Ершичский район Интервью Общество

 Справедливы слова, что все мы родом из детства.  Все наши достоинства и недостатки, поражения и победы, свойства характера и привычки – оттуда,  из детства, и вряд ли кто-то будет с этим спорить..

 Давно поняла, что самое трудное – писать о человеке. Как втиснуть в рамки районной газеты человеческую жизнь? Выход один: «загореться» темой, пропустить материал через свою душу и полюбить человека, о котором собираешься написать,- иначе ничего не получится, и читатели почувствуют фальшь.

 Сегодня мой собеседник – известный и уважаемый в нашем районе человек. Глава  большой и дружной семьи, к тому же незаурядный рассказчик –Михаил Васильевич Романов.

 Родился он в деревне Верховая. Первый муж его матери Татьяны Игнатьевны Папсуевой, офицер. Погиб на войне; осталась дочь Валя, потом Татьяна Игнатьевна вышла замуж за фронтовика Василия Степановича Романова, родился Миша.

  Отец был родом из Рухани, 1913 года рождения. Когда началась война, его, как председателя сельсовета, не мобилизовали, а оставили на месте, чтобы он организовал эвакуацию скота в тыл. Скот эвакуировали. И Василий Степанович успел уйти с отступавшими частыми красной Армии…

  Прадеда звали Пименом, и на протяжении многих лет его многочисленное потомство(семьи были большие) называли «пиманятами» или пиманками».

Татьяна Игнатьевна родилось в деревне Зюрино. Небольшая была деревенька, ее давно нет на карте района. Семейное предание гласит, что дед, мамин отец. Был из бедной крестьянской семьи, а бабушка – из рославльских дворян, ее родители были против этого брака. Учиняли всяческие препоны; но она их не послушалась. Наверное, дед и бабушка очень любили друг друга…Дед Игнат участвовал в 1-й Мировой войне – и хотя имел невысокий офицерский чин, ему по статусу было положено иметь ординарца. В ординарцы он взял земляка со Смоленщины. «Нет, не положено,- сказали ему,- он неграмотный, не сможет бумаги писать.» «Бумаги я сам напишу.- ответил на это дед Игнат,- а человек он надежный, не подведет.»

 Про деда Игната рассказывал Мише Максим Корнеевич, родственник, который сам воевал на фронтах Великой Отечественной войны, побывал в немецком плену, после которого весил 39 килограммов…

 Детские воспоминания Михаила Васильевича связаны с деревней Медведовка, где семья Романовых стала жить после переезда в Ершичи отец получил должность председателя местного сельсовета.О детстве мой собеседник вспоминал светло и со слезами на глазах – оно было счастливым, несмотря на все трудности  послевоенного времени.

   Друзья детства! Когда вспоминаешь их, тепло становится на сердце. Не хочется брюзжать по-стариковски. Но иногда кажется. Что понятие «настоящая дружба» ушло в  прошлое…Буду рада, если ошибаюсь. Настоящие, верные, надежные друзья были у Миши Романова в детстве. Его ровесники  дружили и с теми, кто постарше, и с младшими. Как-то старшие ребята принесли из библиотеки книги Майн Рида. Сами прочитали и  увлекли других. За несколько дней о приключениях и путешествиях на далеком американском  континенте прочитала вся ребятня. И стала взахлеб играть, подражая героям Майн Рида: неподалеку, в болоте, был островок… Чем не прерии? Сделали  шалаш – и все свободное время проводили на острове. А свободного времени было мало: дети много работали. –Драли лозу.- рассказывал Михаил Васильевич.-Брали тележку, ходили под Беседку, под  Поляковку… У моего друга Миши Родивилина мама болела, мы ему помогали по хозяйству, резали дрова. К шестому классу я уже все умел, у меня были свои  инструменты-топор, ножовка… Отец мне еще маленькому показал, как работать  инструментами, как напильник точить. В 1960 году мы переехали в Ершичи, и я  сам от начала до конца – сделал изгородь. Скворечники мастерил…

   Дети учились у взрослых,  и взрослые не отталкивали их, не прогоняли. Отец друга детства Володи, Василий  Батурин, был мастером на все руки, «инженером без образования,» к тому же хорошим  организатором. Запускал мельницу, щеподралку, хорошо владел кузнечным делом. Кузница всегда была местом притяжения  для ребят: таинственный полумрак, отблески огня, непривычные запахи и звуки…Обычно ребята  наблюдали издали – в кузницу их не пускали, но однажды кузнец  заметил Мишу, стоявшего в сторонке, и разрешил войти. Сказал: «Хочешь – подуй в меха!» Для мальчишки это было счастье. Был еще в деревне такой дедушка, по прозвищу Чур, который позволял ребятам наблюдать за своей работой. Запомнилось, как он мастерил высокую лестницу.

  Но, конечно, главный пример трудолюбия и ответственного отношения к любому делу  подавали родители. Мама приучала к «огородной» работе, и те навыки остались у Михаила Васильевича на всю жизнь – об этом чуть дальше, а отец научил всякому  «мужицкому» делу. Настоящий мужик должен все уметь!

В детстве Михаил хорошо рисовал, был неплохим спортсменом.

  -Мы ведь с ребятами не ходили, а бегали,- говорит,- все время соревновались кто быстрее, кто сильнее. Кто  более ловкий.

 А еще ребята любили слушать Мишины рассказы – он обладал свойством  сочинять на ходу всякие истории, фантазировать.

  В детстве он переболел желтухой. Надо в 1-й класс собираться. Учебный год подходит, а мальчишку свалила болезнь, положили в больницу. Поэтому к занятиям Миша Романов приступил на месяц позже. Хотели на 2-й год оставить, но дали шанс, и он быстро догнал в учебе других ребят. Школа – семилетка была  в Медведовке. Но первоклассники учились не в здании школы, а в доме  технички Арины Боровковой(бабушки Евгения Гришунова).Добрая  была женщина: сварит, бывало картошку «целками» в русской печке для своей семьи, но обязательно и «постояльцев» угостит. В ее доме дети учились до Нового года, а потом их перевели в здание школы.

  В 1960 году отец получил должность завхоза  сельхозтехники – ответственную и хлопотную.

-Жили мы недалеко от проходной,- рассказывает Михаил Васильевич.-Я часто пропадал на территории предприятия, смотрел, как работают взрослые: дядя Саша Деменков – слесарь, Иван Афанасьевич Никищенков-лучший токарь. А дядя Ваня Корнейцев хорошо разбирался в топливной аппаратуре…Руководил  коллективом Михаил Капитонович Сопачёв, дисциплина была серьезная! Я был среди взрослых как «сын полка».

  Воспитанием сына, конечно, в основном занималась мать: отец целыми днями пропадал на работе. На всю жизнь Михаил запомнил ее слова – никогда никого не бить в лицо.

-Я шустрый был.- говорит.-Роста невысокого, а уступать никому не хотел.

 Мальчишки любили ходить в кино – фильмы тогда «крутил»  киномеханик, телевизоров не было. Еще живя в Медведовке, посмотрели «Чапаева» в деревенском клубе. И вдруг приводят фильмы  с Чарли Чаплином… Это было счастье! Смеялись от души.

 -Родители мои были мудрыми людьми,- продолжает свой рассказ Михаил Васильевич .- Ни разу при детях не ссорились. А если и была какая-то размолвка, то без нас. У матери всегда иконка была. Меня крестили тайком – отец был коммунистом.

 Случилась у Михаила Васильевича серьезная травма: нырял в реку , ударился головой и повредил 7-й шейный  позвонок. Две недели  пришлось лежать на жестком щите. Вроде бы все зажило, и даже в армию призвали. Попал в танковую дивизию под Минском, прошел «курс молодого бойца», принял Присягу, должны были в Германию направить. И вдруг пожилой врач заметил, что Михаил при подтягивании на турнике  держит руки «как-то не так». Отправили в Москву, на медкомиссию. Дважды делали ренгнет – и «забраковали». Комиссовали, вернулся домой сам не свой. Очень переживал: в те годы мужчина, не служивший в армии, считался вроде как дефектным, не вызывал доверия. Так переживал, что два дня из дома не выходил. Особенно терзало душу то, что отец писал сыну в армию: «Служи  достойно, сын, чтобы я тобой  гордился». А он не оправдал родительских ожиданий, вот какое время было и какое отношение к армейской службе!

   Что делать, как жить дальше? Выход один: работать не покладая рук! Пошел в сельхозтехнику…молотобойцем. Очень тяжелая работа, к которой  непросто привыкнуть. Первое время очень уставал молодой молотобоец, так уставал, что однажды даже на танцы проспал! А потом втянулся и отработал восемь месяцев. Проверил себя на прочность, возмужал, окреп… А потом перешел на другой участок, который занимался строительством водонапорных башен, водопроводов. Это была уже другая работа, другой опыт.

Довелось поработать в  колхозе «Вперед к коммунизму» под началом бригадира Ивана Афанасьевича  Пантелеева. Детали для техники вытачивали в своих мастерских. И доверяли это Михаилу Романову. Геометрия, физика, и черчение всегда были его любимыми предметами в школе, пространственное воображение было хорошо развито, любую деталь в разрезе и в любой проекции он хорошо представлял.

   Постепенно  пришло понимание, что надо получить образование. Поступил в Рославльский сельхозтехникум на электрика , кое-что в этом понимал еще со школы – на уроках физики ребята с помощью учителя на маленьком щите делали комнатную электрическую разводку.

 Студенты жили в общежитии в Астапковичах. Михаил  зарекомендовал себя не только как способный и грамотный студент, но и как незаурядный  спортсмен, участвовал в соревнованиях и получал грамоты за призовые места. Однажды в Рославле ( на спартакиаде) по четырем видам спорта за один день занял 1 место.

  После окончания  техникума пришел  работать  механиком в колхоз «Заветы Ленина» Говорит, было трудно, но  интересно. Разные ситуации случались. Когда надо было принимать решение, устранять сложные поломки техники, убеждать более опытных коллег в своей правоте. Заметил это председатель колхоза Федор Борисович Емельянов и настоял, чтобы перспективный молодой механик пошел учится дальше. И он пошел: поступил во Всероссийский  сельскохозяйственный институт заочного образования ( г. Балашиха)  на специальность «механизация сельского хозяйства». Совмещать работу и учебу было не так просто, к тому же в семье Михаила Васильевича и  Валентины Васильевны  Романовых был сын Юра. Но учился студент-заочник Романов с большим желанием – он из породы людей, которые любят учиться, открывать для себя что-то новое. Думаю, таким он остался и по сей день, а истоки этого – опять же в детстве. Надо слышать. Как тепло и сердечно Михаил Васильевич говорит о своих  учителях! Александра Терентьевна Костюкова преподавала алгебру, геометрию, черчение. Заметив интерес Михаила к этим предметам, давала ему индивидуальные задания. Физрук Александр Тихонович Шкурин «втянул» учеников в занятия физкультурой, « влюбил» их в спорт. Жил он в Староселье. И запомнилось, что на работу по грязи приходил в литых резиновых сапогах, а учителем был « от Бога», методика преподавания физкультуры у него была своя. Ученики его обожали и физкультуру всей душой полюбили, хотя шесть кругов по стадиону поначалу сделать было сложновато.

 — Педагоги у нас были замечательные,- вспоминает Михаил Васильевич.- Дисциплину на уроках никто не нарушал, потому что к учителям мы относились с уважением. Примером для меня во всем была Мария Ивановна Захаренкова (Полякова).До сих пор помню ее уроки… В нашем классе было только трое еришичских ребят, остальные –деревенские. Коллектив класса был крепкий, дружный, все- равные, независимо от того, из какой семьи человек. Кто его родители.

  Но продолжим наш рассказ. Диплом на последнем курсе института Михаил Васильевич писал «по льну» в своем хозяйстве. Писал сам, защитил успешно. Толковому  студенту предлагали остаться в институте – преподавать. Он  отказался: свою жизнь он всегда связывал только  с родными местами.

  -Я много где работал, разные места посмотрел,- говорит .- И в Крыму был…Но нигде не мог долго оставаться – начинал скучать по ершичам. Бывало, возвращаешься из дальней поездки, и чем ближе к дому, тем сильнее бьется сердце.

  После окончания учебы какое-то время он поработал главным инженером  сельхозтехники. Потом директором РТП (до «перестройки» успели бесплатно сделать отопление в домах).-Только приладился к работе,- рассказывает Михаил Васильевич,- и начались перемены в стране. Возглавил колхоз «Заветы Ленина» и отдал этой работе 13 лет. В первый год сдали девять квартир, построенных хозспособом. Лес был свой, пиломатериалы свои, а кирпич, цемент, шифер покупали. Я нашел хорошего строителя. Звали его Александр Данилович Волынец. Строили жилье, дороги, сенные сараи и многое другое. Был год, когда сумма освоения средств была больше. Чем в МСО! Но начались тяжелые 90-годы…

 Да, все мы помним, какие это были годы: разруха.  Безработица, задержка выплаты зарплат и пенсий, разрушение привычных устоев жизни.

Сейчас Михаил Васильевич – на заслуженном отдыхе.  С женой Валентиной Васильевной полвека вместе. Познакомились еще в школе. На  вопрос: «Что в ней понравилось?» — отвечает не раздумывая: «Характер!»

  — Семья для меня – все,- делится мой собеседник.-Детьми я очень доволен. Юрий – предприниматель, много помогает людям; Татьяна – педагог по образованию. Живет в Вязьме. Дважды ездила в Москву, работала там в хосписе. Это  огромный опыт. Таня очень хозяйственная, прекрасно вяжет, ее тетя  люба Расчесова научила вязать. Маленькую  внучку Таня обвязала с ног до головы.

У Романовых уже четверо внуков, трое правнуков. Жизнь продолжается.

  Некоторые жизненные принципы Михаила Васильевича показались мне очень  интересными и заслуживающими уважения. Например, он говорит, что сына и дочь «не натаскивал», не поучал, а воспитывал личным примером. Точно так же воспитывали его самого родители…Еще один принцип: в любом деле нужно найти «изюминку» ( «соль» — его слово), самую суть. Ухватишь суть – справишься с любым делом, даже очень сложным. Это Михаил Васильевич понял еще в детстве.

 Отдельная тема – огород. Михаил Васильевич – опытный огородник: мамина школа! У него своя технология  устройства грядок и необычный инструмент для прополки. Мы договорились, что весной, когда начнутся огородные дела, встретимся непосредственно на  огороде и поделимся опытом.

  В беседе, а она длилась несколько часов, мы много о чем говорили – обо всем не напишешь. Вспоминали отца Ефрема, от которого исходило добро и тепло и который без остатка отдавал себя людям. Михаилу Васильевичу доводилось с ним общаться…

 Много хороших людей вокруг нас. Ершичская земля всегда славилась именно своими людьми. И это ее главное богатство.

  И закончить очерк хочется словами Михаила Романова:

 -Ершичи для меня – все самое родное и светлое…


 №1-2 от 11.01.2019