Интервью Общество Холм-Жирковский район

В рамках патриотического воспитания молодежи продолжаем тему о ребятах, наших земляках, ушедших служить в Армию. Сегодня мы расскажем о холмовчанине Дмитрии Семенове

Алла ехала к сыну. От Холм-Жирков до Москвы триста километров.  Хмурый осенний пейзаж за окном наводил на размышления. Сумку с яблоками из деревенского сада и домашними пирожками прижала к себе. Все ее думы были о сыне. В мыслях перебирала предстоящую встречу. Вот и вырос ее Димка, незаметно вырос. Еще недавно бегал в школу. Окончил девять классов и надумал поступать в колледж. Мама в панике, «не отпущу, сыночку, тебе всего пятнадцать лет!». А  бабушка, Александра Фроловна, бывшая учительница, отговаривать внука не стала.  Дочери сказала, «Алла, не препятствуй, пусть поступает, он у нас самостоятельный».

Самостоятельность парня проявилась уже  на первом курсе колледжа, когда решил заняться спортом. Записался в школу бокса. Старания и упорство рослого парня из поселка Холм-Жирковский  тренер оценил, по тому, с какой силой тот колотит боксерский мешок. Сразу видно – настырный! Учась в Смоленске,  Дмитрий совмещает учебу с тренировками. И добивается на разных соревнованиях отличных результатов, об этом говорят семь грамот, кубок победителя и три медали – золотая и две серебряных.

Алла Анатольевна Семенова – многодетная мать. Старшие дочери уже замужем, определились в жизни. А вот младшего  пришлось поднимать одной. Отец Димки трагически погиб. Мальчишке было тринадцать. Трудный подростковый возраст, приходилось корректировать «разговорами по душам». И взгляды сына на жизнь ее радовали.

Проезжая остановки, Алла наблюдала за окном молодежь, что курила сигареты, отхлебывала, что-то из жестяных баночек.

В голове опять тот разговор с сыном. Когда ей показалось, что она учуяла запах сигарет. Но твердый голос сына рассеял ее сомнения.

– Мама, у меня другие виды на жизнь…

Какие виды? Алла Анатольевна, поняла только тогда, когда пришел его призывной возраст. По показаниям годности к службе у него стояла группа здоровья «А». Это означало, что сын может призваться в элитные войска. А Дмитрий Семенов так рвался в ВДВ. Военком, подполковник Чернышев, подсказал, что если есть такое желание у призывника, он может совмещать учебу в колледже с занятиями в клубе ДОСААФ, который посещают призывники смоляне.

И Дима записался на трехмесячные  курсы подготовки. Окончил их. Получил Благодарность. В тексте такие приятные материнскому глазу слова,  подписанные председателем Регионального отделения ДОСААФ России Смоленской области Ю.Н. Самсоновым:

 «Семенову Дмитрию Николаевичу за особое трудолюбие, старание, отличие в обучении и освоении программы подготовки ВУС-100Д «стрелок-парашютист».  

За окном мелькают улицы большого города.  Спешат  молодые люди с рюкзачками, видно, студенты. В голове прокрутился еще один эпизод. Как она переживала, когда сын вдруг решил прервать учебу в колледже. Упрашивала, умоляла. А он упрямый: «пойду служить со своим годом». И точка. С тех пор прошло уже полгода.

Провожали в Армию Диму родные, а с ними его девушка Маша. Умница, красавица, медалистка. Первые свои весточки из Армии он послал маме и Маше. Кроме звонков были еще  два письма. Алла всегда их носит с собой. Перечитывает по нескольку раз в день. Ищет между строчек что-то одно ей понятное.

И этот звонок сына, что из Омска, где он был в «учебке», их переправят в Псков.

–Придется три часа такого-то числа, на Ленинградском вокзале, ждать своего поезда, – сообщил сын.

Три часа! У нее будет целых три часа, и она сможет обнять сына!

–Только зря съездишь. Тебя даже к нему не подпустят,  – отговаривали знакомые.

Но материнское сердце не обманешь, оно предчувствовало встречу с сыном.

Никогда не доводилось раньше Алле бывать на Ленинградском вокзале. Из информационного табло она узнала, что поезд из Омска уже пришел. И она понеслась по вокзалу, не чувствуя тяжести нагруженных сумок. Очки запотели, даже некогда было их протереть. И вот он – зал ожидания! Она сразу увидела ту группу десантников в голубых беретах.  От неожиданности остановилась. В военной  форме все они выглядели как братья-близнецы. Но она узнала своего сына. Из тысячи тысяч узнала бы…

–Дима, сынок! – хотела крикнуть, не хватило воздуха.

Через минуту сын прижимает маму к себе. Она гладит его по щекам, пальцы нащупывают еле уловимую щетинку. Видит одобрительные улыбки командиров. Улавливает грустинку в глазах ребят. И говорит, говорит…

– Яблоки, пирожки ешьте, берите, сыночки,  не стесняйтесь, – сумка моментально пустеет.

Почти три часа  на Ленинградском вокзале Алла пробыла с сыном. Что говорили друг другу, что рассказали, это тайна, и даже не военная, а семейная. Да и зачем нам всем знать это. Важно, что у этих ранее незнакомых мне людей все хорошо, и они счастливы.


 №1 от 11.01.2019