Интервью Общество Смоленский район

Любители детективов наверняка читали увлекательные истории об утонченном бельгийце Эркюле Пуаро, об эксцентричном лондонце Шерлоке Холмсе, о прекрасном семьянине Жюле Мегрэ. В любое время суток герой романа выезжает на место преступления, чтобы по горячим следам отыскать улики, способные обличить преступника или оправдать подозреваемого.

1 марта свой профессиональный праздник отметили эксперты-криминалисты. Эти сотрудники полиции не бросаются в погоню за злодеями, они исследуют вещественные доказательства, находят причинно-следственные связи и помогают скорейшему раскрытию преступлений.

В начале прошлого века в арсенале криминалиста были лишь лупа и фотоаппарат. В те далекие годы и не мечтали об автоматическом сравнении отпечатков пальцев на компьютере, о слепках следов. А уж о 3D-голограмме места преступления, созданной с помощью лазерных сканнеров и дронов, многие не слышали и сегодня.

Несмотря на то, что сейчас злодеи стали проворнее, у них появились всякого рода гаджеты, стражи порядка намного опережают их в знаниях, опыте и оснащенности передовыми техническими средствами. В арсенале криминалистов теперь есть и магнитная кисточка, и порошок, валик для дактилоскопии, различные растворы, пленки, и многое, многое другое.

Корреспондент нашей газеты встретился с современным «Шерлоком», экспертом криминалистического отдела УМВД России по г. Смоленску Андреем Анатольевичем Куприевым.

– Почему вы выбрали эту профессию?

– Скорее всего, юношеская романтика.

– Как долго работаете экспертом-криминалистом?

– С 2009 года, закончил Университет МВД России имени В.Я. Кикотя в Москве.

– Какие необычные науки вы там изучали?

– Сама профессия имеет такую специфику, что все изучаемые предметы интересны. Например, много времени уделялось так называемой мокрой фотографии. Снятые на пленку фотографии нужно было проявлять при помощи специальных растворов. Нас обучили тому, какую выдержку поставить, как проявить, нюансам анализа готового снимка. Еще недавно считалось, что этот способ имеет большую достоверность, но он оказался дорогостоящим по сравнению с цифровой фотосъемкой.

Не менее интересна и трасология – изучение следов орудий взлома, идентификация транспорта, обуви. Наверное, многие слышали о дактилоскопии – изучение следов рук, того, какие виды отпечатков существуют, как они обнаруживаются. Существует даже практика идентификации личности по стопам ног, но на моей памяти был только один подобный случай. Вор-домушник потерял ботинок, вылезая из окна, оставил след своей ноги. В спешке он не придал этому значения. Отпечаток как раз и послужил доказательством его вины.

– Какой вид экспертизы самый сложный?

– У каждого эксперта есть склонность к чему-то определенному. Довольно субъективная и тяжело выявляемая – почерковедческая экспертиза. Сложна и габитоскопия – нахождение аналогий на основе сравнения внешнего облика и особых примет человека. Это не надо путать с составлением фоторобота, где предлагается вспомнить, например, форму бровей или глаз, а на вашу память влияют различные факторы. Если вы – художник, то запомните множество нюансов.

– Какая самая опасная экспертиза?

– Из проводимых нами, это взрывотехническая и баллистическая. Вторая – по причине того, что приходится иметь дело с оружием и патронами времен Великой Отечественной войны, самодельным оружием.

– Можно ли обмануть криминалиста?

– Нет, все выявляется. В университете мы проводили эксперимент со студентами из других ВУЗов. Ребята пытались разными способами изменить свой почерк. Методика идентификации была настолько отработана, что мы без труда определили, кто, и даже в каком эмоциональном состоянии это написал. О «заметании следов» в отношении отпечатков пальцев, следов ДНК, или протекторов шин с криминалистами даже и шутить не стоит.

– Существует теория, что по линиям на руке можно сказать о предрасположенности человека к совершению какого-либо преступления.

– В начале прошлого века, действительно, была такая теория, но она не имела под собой никаких оснований. От каких-то определенных линий на руке, черт лица и формы носа предрасположенность человека к совершению преступлений не зависит. Во многом это зависит от воспитания в семье, профилактики правонарушений, других причин.

– Никогда не хотелось заняться другой работой?

– В нашем мире совершается много плохих вещей, мы должны с этим бороться, а не отрицать реальность. Мы должны защищать наши семьи, наших близких, людей, рядом с которыми живем.

– Чувствуете себя Шерлоком Холмсом?

– Конечно, приятно осознавать, когда преступление раскрыто с твоим участием, но мы работаем вместе с другими сотрудниками. Выходит, что это – общее дело, общая заслуга.

– Если пофантазировать, каким видится криминалист будущего? Какими техническими средствами он будет оснащен?

– Технологии не стоят на месте, но главным в принятии решений и ответственным за них останется человек. Компьютер – его хороший помощник, но главным остается человек, его экспертное мнение.


смолрай