Общество Починковский район

Местного пчеловода Александра Ефименкова знает не только каждый житель деревни Стригино. но и многие починковцы, хоть однажды покупавшие у него мёд на городском рынке. Нынче пасечник Ефименков А.В. (как он сам представляется на рекламном баннере) впервые предложил свой «фирменный» продукт – натуральный мёд из разнотравья – на осенней сельскохозяйственной ярмарке в Смоленске.

Поучаствовать в данной акции сагитировала дочь Ольга (с которой он запечатлён на фотографии). Однако выездная торговля не принесла особо крупной выручки: слишком много съехалось туда коллег-пчеловодов из разных районов области, и предложение их продукции превышало спрос горожан. Тем не менее, разнотравный мёд из Стригина нашёл своего покупателя: обратно из областного центра Александр Владимирович возвращался налегке.

– Здешний мёд, нектар для которого пчёлы собирают на разных дикорастущих травах средней полосы России, считается целебным, поскольку практически все они являются лекарственными растениями, – рассказал пчеловод об особенностях своего товара. – В этом смысле его превосходит только алтайский мёд, который получают на пасеках высоко в горах, где, кроме видового изобилия лечебных трав уникальным свойствам и качеству способствует чистая экология.

Широко распространённый сейчас в торговых сетях и красиво упакованный в фигурные баночки мёд из южных регионов страны является монокультурным: это может быть гречишный, рапсовый, подсолнечный и прочий мёд с пасек, расположенных рядом с большими плантациями соответствующих культур. Говорить о лечебных свойствах такого мёда едва ли приходится, его, скорее, можно отнести к лакомствам для сладкоежек или к заменителям сахара. Не случайно оптовая цена такого мёда всего лишь сотня рублей за килограмм.

Что касается мёда липового, то нетрудно понять, что липовых рощ у нас нет. Можно найти лишь отдельные деревья или их небольшие посадки, с которых вряд ли можно собрать большое количество нектара. В одно время с липами цветут белый клевер, донник и другие пастбищные травы, на которые пчёлы и летают. Так что так называемый липовый мёд, скорее всего, будет соответствовать второму значению слова «липа»…

Беседа с любым увлечённым человеком может продолжаться часами, тем более, если собеседник посвятил этому делу всю жизнь. А.В. Ефименков вспоминает, как ещё 14-летним подростком помогал на пасеке своему дяде в деревне Гарбузовке (была такая возле Климщины). В совхозе зарабатывали тогда мало, и 30-рублёвой зарплаты отца-разнорабочего не хватало на то, чтобы покупать сахар-песок. Зато дядиной пасеки из 8 пчелосемей хватало, чтобы обеспечивать мёдом на целый год три семьи родственников. Мёд в деревнях в 50-60-х годах почти не продавали, а отдавали родне или на что-нибудь обменивали.

После армии Александр Ефименков по направлению от совхоза поступил учиться на зоотехника в только что открывшийся Смоленский сельскохозяйственный институт, который окончил в 1980-м году с первым выпуском. Ещё на третьем курсе для прохождения производственной практики выбрал пчелокомплекс в колхозе имени Свердлова в Руднянском районе. Там было порядка 1100-1200 пчелиных семей, ульи с которыми на сезон медосбора развозили по всему району. Эта практика стала хорошей школой в освоении профессии.

В те времена пчеловодство на селе процветало, и в половине колхозов и совхозов нашего района были общественные пасеки. А.В. Ефименков после института пошёл работать пасечником в совхоз «Стригинский», где насчитывалось до 260 пчелосемей. В начале 90-х годов в хозяйстве началось акционирование, последовала череда неудачных реорганизаций, которые в итоге привели к развалу и краху всего производства, а пасечник просто ушёл подальше от всех передряг, уволившись по собственному желанию.

Многие годы находившийся в самом расцвете сил Александр Владимирович зарабатывал на жизнь и содержание семьи, где только мог. Сначала работал трактористом в крестьянском (фермерском) хозяйстве, потом устроился в Починковские тепловые сети. Но всё это трудное время по-настоящему выручало личное подсобное хозяйство, в котором всегда были свиньи, две-три, а то и четыре коровы, и всегда присутствовали пчёлы, число которых не превышало 15 семей.

– В теплосетях, где нормированный рабочий день, у меня появилось свободное время, благодаря чему вечерами и в выходные дни я стал больше внимания уделять пчёлам, – рассказал А.В. Ефименков. – Но серьёзно ими занялся лишь года три назад, когда вышел на пенсию. За это время расширил свою пасеку, а излишки мёда продаю, что является существенным подспорьем в семейном бюджете…

У пчеловода работа сезонная, но её много: с начала весны до середины мая проводится чистка и перегонка домиков – их ревизия. В конце мая – начале июня идёт роение, когда надо присутствовать на пасеке, чтобы вовремя подставлять вощины. А когда наступает лето, приходится и вовсе, как говорится, не смыкая глаз постоянно дежурить возле пчёл. Тем более, когда все поля вокруг принадлежат крупному земледельческому агропредприятию, широко применяющему ядохимикаты, губительные для насекомых, в том числе и для пчёл.

– Проблема во взаимоотношениях с работающими по современным технологиям земледельцами не в том, что те вообще применяют яды, ведь без этого сегодня никак, а каким образом это делается, – считает пчеловод. – Если бы нас или глав сельских поселений конкретно информировали, на каких полях, и какие ядохимикаты будут применять, а ещё лучше, если бы опрыскивали поля в вечернее и ночное время, когда пчёлы отдыхают, не возникало бы никаких проблем. Ведь в силах пчеловода, как это у нас называется, «отсечь» пчёл-разведчиц и сделать так, чтобы рабочие пчёлы на обработанные ядами поля за взятком не летали и не гибли массово. Достаточно соблюдать простые правила взаимоуважения. Но беда в том, что с пчеловодами не считаются и поступают не по-джентельменски…

Резонно было спросить у А.В. Ефименкова о фальсификатах мёда, которые порой предлагают приобрести по сходной цене сомнительные личности, и люди на это ведутся.

– Фальсифицировать мёд никакой здравомыслящий пчеловод не станет, потому что это не выгодно. Конкуренция на этом рынке очень сильная и все борются за каждого покупателя, стараясь укрепить собственную репутацию, – заверил пасечник. – А покупать мёд у случайных людей я категорически не советую, потому что вам могут подсунуть окрашенный сахарный сироп, лишь сверху банки сдобренный натуральным мёдом для запаха. Таким продуктом не отравитесь, но деньги выбросите…


починок № 47 от 24.11.2017